Синтетические заменители ГК

Для синтетических заменителей ГК (дексаметазон, триамцинолон) побочные явления менее характерны.

При назначении дексаметазона больным ревматоидным артритом отсутствуют такие симптомы, как головная боль, головокружение, слабость и кожные эритемы, наблюдаемые при лечении триамцинолоном.

Дексаметазон способствует прибавке в массе, но не вызывает отеков и гипертонии.

Триамцинолон при длительном введении может привести к выраженному миастеническому синдрому. Однако благодаря отсутствию задержки натрия и водозадерживающего эффекта этот препарат не вызывает отеков.

Новые синтетические препараты КС в меньшей степени обусловливают задержку натрия и потерю калия, но более активно тормозят рост детей. Так, по противовоспалительному действию преднизолон в 5 раз активнее кортизона, а по задержке роста — в 10 раз и более. Поэтому у всех детей, получавших кортизон, был нормальный рост, применение же других стероидов, как правило, давало задержку роста. У женщин осложнения от КС-терапии бывают чаще, чем у мужчин.

В большинстве случаев у больных, принимавших длительное время ГК, в крови снижается содержание КС, угнетается функция гипофизарно-надпочечниковой системы.

После прекращения продолжительного, а иногда и кратковременного лечения КС и кортикотропином многие жалуются на усталость, слабость, повышенную утомляемость, потерю способности сосредоточиваться, головную боль, головокружение, пульсацию в голове, преходящие боли в суставах и легкое повышение температуры. Эти изменения в настоящее время квалифицируются как «синдром отмены». Клинические проявления синдрома отмены обусловлены кортикостероидной недостаточностью и перестройкой обменных процессов в организме. Кортикостероидная недостаточность может быть как абсолютной (в результате угнетения секреции коры надпочечников), так и относительной. Последняя проявляется потому, что даже нормально функционирующая кора надпочечников в обычных (не стрессовых) условиях не обеспечивает таких высоких концентраций гормонов в крови, какие искусственно создаются введением больших терапевтических доз КС. Для тканей, «привыкших» к высоким концентрациям гормонов в крови, нормальный уровень стероидов может оказаться низким, особенно при внезапной отмене лечения.

Синдром отмены развивается в том случае, если гормоны отменены резко, без постепенного понижения доз и при возникновении у больных стресса (заболевание, требующее хирургического вмешательства, и т. д.). В таких случаях больным в течение нескольких месяцев должно проводиться лечение, направленное на нормализацию функции надпочечников.

Во избежание подавления функции коры надпочечников необходимо постепенное снижение доз КС Исключением является кратковременное (3—4 дня) применение даже больших доз ГК, когда лечение можно отменять сразу.

После длительного проведения кортизонотерапии отмена стероидов должна осуществляться постепенно — на протяжении 6—90 дней. Реакция на отмену стероидной терапии индивидуальна и проявляется в виде обострения симптомов основной болезни после уменьшения дозы препарата или прекращения терапии.

Некоторые авторы рекомендуют в конце КС-терапии применять кортикотропин как стимулятор функции коры надпочечников. Другие считают назначение в конце курса лечения КС кортикотропина серьезной ошибкой, так как аллергизирующее действие его будет осуществляться на фоне гипокортицизма. Иногда это может привести к некрозу коры надпочечников с летальным исходом.

О недостаточности функции системы передняя доля гипофиза — кора надпочечников свидетельствует появление симптомов, подобных синдрому отмены, но более выраженных, с присоединением тошноты, рвоты, ортостатического головокружения, склонности к коллапсу. При этом может обостриться основное заболевание (например, могут возобновиться острые приступы бронхиальной астмы), присоединиться вспышка инфекции (пневмония) или появиться лихорадка неясного генеза, иногда с сыпью и болями в суставах.

Экспериментально установлено, что продолжительное назначение кортикотерапии надолго подавляет эндогенную выработку гормона.